Наверх

Великим Лукам посвящается…

Тимур Жемлиханов

Великим Лукам посвящается…

Провинциальный город, не отличающийся от собратьев блеском и ухоженностью, в преддверии своего Дня рождения стал жить особенной и доселе непривычной жизнью. Словно модник, которому предстоит выход в свет, он начал менять прежний облик, сбрасывая на глазах годы. Ежики газонов, отреставрированные скверы, посвежевшие дома, гирлянды огней – день и ночь юбиляр приводил себя в порядок. К приходу военных он с довольным видом крутился перед зеркалом, напевая любимые «Взвейтесь кострами», и собирался выйти к гостям, как вдруг его руки, поправляющие воротничок рубашки, остановились. Улыбка исчезла, и в наступившей тишине он уже не видел своего отражения, потому что находился где-то там, в глубине веков.

Он вспомнил себя еще мальчиком, который впечатлил князя Ростислава и которому был обязан началу летоисчисления, храброго Луку Стрекача, оборонявшего жителей, тогда еще лучан, от угона в рабство, рубища с половцами, Стефана Батория в неизменно золотых накидке и туфлях, начищенные до блеска сапоги барона фон Заса… Вихрь воспоминаний закрутился, сломал их стройность и полетел во времени. Ополченцы 1812 –го, кумачи революции, стрелецкие слободы, лазареты Первой мировой, визиты Петра и Екатерины, колокольные перезвоны и веселые ярмарки, волшебный синематограф в «Модерне» и ужас Великой Отечественной …

С картинками последней пришла боль, от которой защемило внутри. Столько жестокости, крови, и разрухи он не видел никогда. Как не было в его истории такого же единения и сплоченности после. Перед глазами пронеслись землянки, в которых жили вернувшиеся горожане, первые заводские гудки, шумные демонстрации…

«Сколько же всего пережито, - отвлекался он от воспоминаний. – меня жгли, я снова вырастал. Меня стирали в пыль, я снова отстраивался. Теперь главное, чтобы потомки об этом не забыли, как помню я – всё, всех и каждого. Тех, кто сейчас шагает по моим улицам, и давно канувших в лету. Тех, кто в граните и на трудовой вахте. Тех, кто в граните и на трудовой вахте. Тех, кто уехал и, напротив, предпочёл меня другим. Я люблю и любим – в этом и заключается мое житейское счастье».

Его лицо снова посветлело, руки ожили и заскользили по костюму, наводя последние штрихи. На пути к двери он остановился у стены, где висел отрывной календарь, и привычным движением обнажил наступивший день – 26 августа 2016 года. Одобрительно качнув головой, город вышел навстречу своему 850-летию.



Великие Луки — 850 лет

Посмотрите нашу подборку материалов и мероприятий, посвященных 850-летию первого упоминания г. Великие Луки в летописи.